Персей добывает голову Горгоны Медузы


Узнал Полидект, что мечтает Персей повидать белый свет, совершить героические деяния, прославить имя свое. И поведал он Персею, что далеко-далеко на западе, где стоит вечная ночь, живут три сестры-горгоны — страшные крылатые чудовища с медными когтями, с безобразными, вечно оскаленными клыками, а на голове у них вместо волос шипят ядовитые змеи. Две старшие сестры — бессмертны, а третья, по имени Медуза, смертная, но тот кто взглянет на нее, тут же превращается в камень.

"Если ты действительно сын громовержца, — сказал Полидект Персею, — то не откажется совершить великий подвиг. Сердце твое не дрогнет перед опасностью. Докажи мне, что Зевс твой отец, и принеси мне голову горгоны Медузы. О, верю я, Зевс поможет своему сыну". С радостью согласился Персей совершить этот подвиг. А Полидект подумал: "погибнешь ты, и легче мне будет добыть твою красавицу-мать".

Отправился Персей в далекий путь. Ему нужно было достигнуть края земли, той страны, где царили богиня ночи Никта и демон смерти Танатос. Непосильный для смертного подвиг предстояло совершить Персею. Но боги Олимпа хранили сына Зевса. Явился ему на помощь быстрый, как мысль, посланник богов Гермес и любимая дочь Зевса, воительница Афина. Дала Афина Персею медный щит, такой блестящий, что в нем, как в зеркале отражалось все; Гермес же отдал свой изогнутый серпом меч и крылатые сандалии. Надел Персей сандалии, взмахнул руками, — быстрее птицы полетел по воздуху.

Много стран промелькнуло внизу. И вот достиг Персей мрачной страны в Атлантовых пределах за которыми течет кругосветный Океан, путь по которому прегражден человеку — пока не исполнится время. На высокой горе над седым Океаном живут три старухи грайи. Один только глаз и один зуб на всех имели они. По очереди пользовались они ими. Пока глаз был у одной из грай, две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых, беспомощных сестер. Когда же, вынув глаз, грайя передавала его другой сестре, все трое были слепы. Путь к горгонам охраняли эти грайи, и только они знали его. Тихо подкрался в темноте к ним Персей и, по совету Гермеса, вырвал у одной из грай чудесный глаз как раз в тот миг, когда одна передавала его своей сестре. Закричали грайи от ужаса. Теперь они все трое были слепы. Стали они молить Персея, заклиная его всеми богами, отдать им глаз. Обещал герой возвратить похищенное, если укажут ему грайи путь к горгонам. Согласились грайи, и узнал Персей, где искать ему Медузу-горгону.

Вновь понесся Персей в высоких небесных просторах. Вот показался под ним сад Гесперид. Даже глаза закрыл Персей — такое ослепительное сияние исходило от сада, в котором росло золотое дерево, охраняемое древним, как мир, змееем Ладоном. Все ветви и листья его были золотыми. Золотыми были и плоды этого чудо-дерева. Вечную молодость даровали эти плоды, вкусившему их. Великан Атлант стоял на краю сада. Был Атлант столь огромен, что лицо его скрывалось в тучах, а на плечах он держал весь небосвод. Спустился на землю Персей, прошел вдоль сада и, помня совет Афины Паллады, преодолел соблазн сорвать хоть одно яблоко.

В самом укромном уголку сада жили водяные нимфы. Трудно было оторвать взгляд от их неземной красоты. Ярко-синими, как небесная лазурь были их глаза, как лепестки белых лилий была их кожа, серебристым ручейком звучал смех, когда кружились они в хороводе. Заметив Персея, нимфы поздоровались с ним и сказали: "Мы ждем тебя, Персей, и приготовили тебе подарки. Прими от нас шлем Аида, делающий человека невидимым и заплечную суму, в которую войдет столько, сколко ты захочешь в нее положить. С помощью наших подарков ты выполнишь все то, что тебе предстоит". Поблагодарил Персей нимф, попрощался и взмыл в воздух.

Теперь высоко над морем летел Персей, и шум морских волн едва уловимым шорохом доносился до него. Наконец в свинцовой дали моря черной полоской показался остров. Все ближе он. Это остров горгон. Ниже спустился Персей. Вот они — сестры-горгоны. Спят на скале, раскинув свои крылья, нестерпимым блеском сверкают в лучах солнца страшные медные когти, и волосы-змеи шевелятся на их головах. Скорее отвернулся Персей от горгон. Страшно увидеть их грозные лики — ведь один только взгляд, и в камень обратиться он. Взял Персей щит Афины — как в зеркале, отразились в нем горгоны. Которая же из них Медуза? Лишь она смертна, лишь ее можно убить... Помог тут Персею быстрый Гермес. Тихо шепнул он герою: "Скорее, Персей! Смелее спускайся вниз. Крайняя к морю Медуза. Отруби ей голову. Помни, не смотри на нее! Один взгляд, и ты погиб."

Как падает с неба орел на намеченную жертву, так ринулся Персей к спящей Медузе, глядя в щит чтобы верней нанести удар. Почуяли змеи на голове чудовища грозного врага. С шипением поднялись они, пошевельнулась Медуза, и открыла глаза. Но, как молния, сверкнул острый меч. Одним ударом отрубил Персей голову Медузе. Ее черная кровь хлынула на скалу, а с потоками крови из тела Медуза взвился к небу крылатый конь Пегас и великан Хрисаор. Быстро схватил Персей голову Медузы и спрятал ее в чудесную сумку. Извиваясь в судорогах смерти, тело Медузы упало со скалы в море. Проснулись от шума падения сестры-горгоны, взвились над островом. Горящими яростью глазами смотрят они кругом. Но ни одноий живой души не видно ни на острове, ни далеко в море... А Персей быстро понесся, невидимый в шлеме Аида, над вечно шумящим морем.

Тесей сюжет


© 1997-2001 ПРЦ НИТ

SGU.RU